23:35 

Наш маленький секрет

Miona Snow
Переводчик: Miona Snow
Бета: +Lupa+
Оригинал: dontmakemeatarget — “Our Little Secret”, разрешение получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/9299358/1/Our-Little-Secre...
Размер: миди, оригинал 5 139 слов, перевод 3 330 слов
Пейринг/Персонажи: мистер Голд/Эмма Свон, Дэвид Нолан /Мэри Маргарет Бланшард, Генри Миллс
Категория: гет
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: всё тайное рано или поздно становится явным
Примечание/Предупреждения: нет


Глава 1

— Шшш, я должна проверить и убедиться, что их нет, — прошептала Эмма Свон, открывая дверь квартиры.
Оказавшись внутри, она позвала:
— Мэри Маргарет? Дэвид? Кто-нибудь дома?
Ей не ответили. Эмма открыла дверь пошире, выглянула обратно в коридор и пригласила своего спутника войти.
— Горизонт чист. У нас есть часа два до того, как кто-нибудь вернётся домой, — с хитринкой в голосе сказала она, почему-то снова шёпотом, хотя сама же только что подтвердила, что никого нет. — Мэри Маргарет сказала, что они с Дэвидом собираются провести вместе весь день — наверное, будут навёрстывать упущенное.
— А Генри? Он ведь запросто может зайти без предупреждения, верно?
— Вряд ли. За ним присматривают Бабушка и Август… или Пиноккио, или как там правильнее. Дом в нашем распоряжении, Голд, — Эмма с довольной усмешкой повернулась и потянула Голда к себе за лацканы пиджака.
— И что мы будем с этим делать, дорогая? — в тон ей ответил Голд, невольно хватаясь за её плечо, чтобы сохранить равновесие.
— Ну, у меня есть несколько идей, — Эмма обвила шею Голда руками и поцеловала его в губы.
Вместо ответа тот провёл левой рукой по её спине, остановившись на бедре, а правую запустил ей в волосы. Он сжал их в пальцах и слегка потянул назад, заставляя её откинуть голову и открыть шею. Коснулся губами ямки над ключицами и жадно поцеловал, почти прикусывая нежную кожу. Эмма, не сдержавшись, глухо застонала, что только сильнее распалило Голда.
Эмма резко вскинула голову и встретилась с ним глазами. Её зрачки были расширены, выдавая желание. Этот взгляд всегда поражал Голда, хотя он видел его не единожды. Он наклонился, чтобы поцеловать Эмму ещё раз, но та увернулась и решительно толкнула его в сторону кухонного стола. Её сила тоже почему-то всегда удивляла, хоть он и не понимал — почему. Ведь прекрасно знал, что она сильная женщина.
Ударившись спиной о кухонный стол, он выронил трость, и та с приглушённым стуком упала на пол. В другой ситуации они бы услышали это, но не сейчас — слишком были заняты друг другом.
Они продолжали целоваться. Эмма впилась в него с такой жадностью, будто голодала несколько дней, и его рот был для неё единственным спасением. Она решительно раздвинула языком его губы, и Голд немедленно ответил, столь же нетерпеливо углубляя поцелуй.
Когда Эмма отстранилась, чтобы перевести дыхание. Голд развернул её так, что теперь уже она оказалась прижата к столу. Эмма усмехнулась, и он усмехнулся ей в ответ, а затем подхватил её и с неожиданной для него силой усадил на край стола.
Голд нежно коснулся губ Эммы и начал прокладывать дорожку из поцелуев по её шее, одновременно пытаясь стащить с неё куртку. Эмма, не разрывая поцелуя, сама попыталась выпутаться из рукавов, и злосчастный предмет одежды наконец капитулировал и сполз с её плеч. Голд отбросил его на стул.
Он снова заглянул в глаза Эммы. Они горели неприкрытым желанием, и Голд почувствовал, что теряет над собой контроль. Он начал расстегивать её блузку, но Эмма схватила его за руки.
Голд вопросительно выгнул бровь:
— Хочешь продолжить в спальне?
— Вообще-то, — ответила Эмма, многозначительно глядя на него, — Я сейчас больше думаю о душе, чем о спальне. — Она игриво облизнулась и прикусила нижнюю губу.
— Как скажешь, дорогая, — ответил Голд и тоже облизнулся в предвкушении.
Эмма потянула его вверх по лестнице, в ванную, а забытая трость так и осталась лежать на полу.
В ванной Голд прикрыл за ними дверь, но запирать не стал. Зачем? Ведь кроме них в доме никого нет. Эмма шагнула к душу, собираясь его включить, но Голд притянул её к себе и, развернув, прижал спиной к двери. Потом упёрся руками в косяк, лишая её возможности улизнуть — как будто она собиралась! — и коснулся губ быстрым поцелуем, чтобы раздразнить.
И это сработало. Глаза Эммы слегка потемнели: она страстно желала этого поцелуя. И чтобы Голд не мнил себя самым умным, Эмма решила побить его на его же поле. Пока он усмехался, наслаждаясь её разочарованием, она резко вынырнула из-под его руки и наконец-то открыла воду. Когда Голд опомнился, Эмма уже стояла у душа, опираясь рукой на стену и скрестив ноги, и смотрела на него с вызовом.
— Увёртливая дерзкая девчонка! — воскликнул Голд, подходя к ней. — Ты заплатишь за это, дорогуша.
— Я на это очень надеюсь, — усмехнулась та.
Эмма снова притянула его к себе и впилась в губы жарким поцелуем. Потом обернулась и проверила воду — достаточно ли тёплая.
— Приятная и горячая, — выдохнула она между поцелуями.
— Да, ты такая, — подтвердил Голд.
— Я имела в виду воду, — хихикнув, ответила Эмма.
— Я знаю. Леди вперед, — он указал на душ.
— Ты просто хочешь увидеть, как я разденусь, — притворно смутилась Эмма.
— И ты можешь меня за это осуждать? — Голд удивлённо выгнул бровь.
Эмма только ухмыльнулась и начала раздеваться. Она специально двигалась медленно, желая устроить шоу и зная, что это сводит его с ума. Так что бог с ним, со временем. Когда она полностью разделась, Голд окинул её долгим жадным взглядом.
— Нравится? — поинтересовалась она невинным голосом.
— Определённо. Но ты это уже знаешь. Мы же не первый день вместе.
— Знаю, но мне нравится, как ты это говоришь и как реагируешь, — Эмма поманила его к себе.
Она уже собиралась снять с него пиджак, когда услышала, что внизу открывается входная дверь.
— Чёрт! — воскликнула Эмма. Желание в её глазах в одно мгновение сменилось ужасом. — Чёрт! Чёрт! Чёрт!
А Голд просто стоял и смотрел, как она ходит из угла в угол, бормоча ругательства, и не знал, смеяться ему или нервничать. С одной стороны, было забавно наблюдать за тем, как Эмма волнуется о том, что их застукают. С другой, он не был уверен, что хочет быть пойман в столь пикантной ситуации с дочерью Белоснежки и Прекрасного. С Принцем он справится, а вот Белоснежка с этой её «тёмной стороной» была серьёзным противником.
— Успокойся, может, они что-то забыли и сейчас уйдут, — попытался он разрядить обстановку, сам особо не веря в свои слова. Предчувствие его не обмануло. На лестнице раздались шаги, а потом послышался голос Мэри Маргарет:
— Эмма!
— Чёрт! — выругалась Эмма шёпотом. — Быстро! — Она схватила Голда за руку и потащила в душ.
— Эмма, я же одет! — запротестовал он.
— Тсс! — остановила она его, приложив палец к губам. — Заткнись и полезай! У тебя полно костюмов, можешь позволить себе испортить один.
Голд хотел было возразить, но тут в дверь постучали. Он сдался, быстро залез в душ и стал позади Эммы.
— Иди сюда, — она потянула его к себе и почти вдавила в стену. Прижалась к нему как можно плотнее, чтобы не было видно двух силуэтов. У Мэри Маргарет имелась привычка заходить в ванную, когда Эмма принимала душ, чтобы поговорить с ней. Обычно она не возражала, но сейчас ей совершенно не хотелось, чтобы мать вошла. Однако ей не повезло. Мэри Маргарет ещё раз постучалась и сказала:
— Это я, не пугайся. Я вхожу.
— Мэри Маргарет, — ответила Эмма, — что случилось? Я думала, вы с Дэвидом собираетесь провести вдвоём весь день.
— Ну, мы собирались, но начался дождь, так что мы вернулись домой. Я приготовлю ужин, а потом мы посмотрим телевизор или придумаем ещё что-нибудь.
— Дождь? — в голосе Эммы проскользнуло беспокойство. — Генри вернулся с вами?
Она не хотела, чтобы мать узнала о них с Голдом, — во всяком случае, не таким образом, — но ещё больше не хотела, чтобы об этом стало известно Генри.
— Нет, дождём его не остановить. Бабушка оставила Генри с Марко; думаю, он вернётся через час-другой. Он остался там на ужин, — ответила Мэри Маргарет.
— Ох, хорошо, — Эмма едва подавила смешок, но не потому, что Мэри Маргарет сказала что-то смешное, а из-за того, что Голд, решивший отнестись к ситуации с юмором, шептал ей на ухо, передразнивая Белоснежку.
Эмме очень хотелось ударить его за это, но тогда будет сложно объяснить Мэри Маргарет шум. Вместо этого она с силой пихнула Голда в грудь, надеясь, что он прекратит, и ей удастся сохранить остатки так необходимого ей сейчас самообладания.
Он и в самом деле перестал шептать, зато начал покусывать её ухо. Она бросила на него предостерегающий взгляд, но без толку. Голд захватил её губы и быстро поцеловал. Эмма хотела было отодвинуться, но всё-таки сдалась и вернула поцелуй.
Между тем Мэри Маргарет снова заговорила:
— Я просто хотела сказать тебе, что мы дома, и я сейчас буду готовить ужин.
Эмме удалось на секунду отбиться от Голда, чтобы сказать:
— Это здорово.
— Да, ещё кое-что… — в голосе Мэри Маргарет послышались лукавые нотки.
— Ммм? — оторваться от Голда Эмма была уже не в состоянии.
— Мистер Голд останется на ужин, или он уже испортил себе аппетит десертом?
Эмма ошарашено отскочила от Голда, задев при этом полку, с которой с грохотом посыпались флаконы. И прежде, чем она успела спросить каким, чёрт побери, образом Мэри Маргарет узнала про незваного гостя, они услышали, как дверь ванной открылась, а потом закрылась: Мэри Маргарет вышла, не дав никаких объяснений.
Эмма посмотрела на Голда. Тот был удивлен не меньше.
— Как, чёрт возьми?.. — начала было Эмма, но в дверь снова постучали.
— Я оставлю трость мистера Голда здесь, у стены, — и они услышали, как Мэри Маргарет спускается по лестнице вниз.
Эмма ударила себя по лбу.
— Мы забыли твою трость внизу, — констатировала она очевидный факт.
— Да, забавно, но я пришёл к тому же выводу, — усмехнулся Голд.
— Очень смешно, — ехидно ответила Эмма. — Как, чёрт возьми, ты мог её забыть?
— Ну, извини, — пожал плечами Голд.— Когда красивая женщина тащит тебя в душ, чтобы заняться сексом, о таких мелочах как-то не думается.
— Убедительно, — признала Эмма. — Но, как бы там ни было, мы попались. И осталось разрешить только один вопрос.
— Всего-то? И какой? — спросил Голд.
— Ты останешься на ужин?


Глава 2

Голд уставился на Эмму. Вцепившись в её плечи, он напряженно всматривался ей в глаза, пытаясь понять, действительно ли она желала, чтобы он остался на ужин? И надеялась, что он скажет «да»?
Губы Эммы кривила бесшабашная, почти язвительная усмешка, но глаза говорили совсем о другом. В них сквозила неуверенность, как будто она хотела бы, чтобы он остался, но опасалась отказа. И не собиралась в этом признаваться.
— Ты хочешь, чтобы я остался? — уточнил Голд полушутя, чтобы было куда отступать, если он всё-таки неправильно её понял.
— Я хочу, чтобы ты поступил так, как пожелаешь. Если хочешь остаться — оставайся, если нет, то нет.
Это был простой, ни к чему не обязывающий ответ. Вот только тон её всё-таки выдавал — Эмма действительно хотела, чтобы он остался.
Такой Голд её ещё не видел: смущённой, растерянной. Наверное, такой она выглядела, когда была ещё совсем девчонкой — наивной и неискушённой. Это показалось ему… милым.
— Ну что ж, так как десерт оказался не очень калорийным, я не против остаться на ужин, — усмехнулся Голд и мягко поцеловал Эмму, ощущая губами её улыбку.
— Хорошо, — Эмма чуть отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза, и усмехнулась: — Тогда, я думаю, нам пора отсюда выйти.
— Да, нам определённо стоит это сделать. Из-за появления твоей матери момент упущен, секса мне не видать, так что нет смысла и дальше портить костюм, — Голд указал взглядом на поливающий их поток воды.
— Это точно, — согласилась Эмма.
Выключив воду, она вышла из душа и завернулась в полотенце.
— Пошли в мою комнату.
Выйдя из ванной, Голд схватил свою трость и рыкнул:
— Ты!
Как будто несчастная трость по собственному желанию осталась внизу, чтобы сдать их.
Эмма захихикала и, подхватив его под руку, потянула в свою спальню.
— Ну вот, здесь и рождается магия, — пошутила Эмма.
На этот раз дверь они заперли. Нет, продолжать начатое в душе она не собиралась — по крайней мере, не тогда, когда внизу родители, — но уединение всё-таки не помешало бы. Хотя бы на то время, пока они не высохнут и не спустятся к ужину.
Голд посмотрел на неё скептически.
— Магия, значит? За всё время нашего «романа» я что-то её не заметил. Ну, если не считать того раза, когда мы впервые не пошли ко мне, и нас тут же застукали.
— Ну, могу только сказать, что это не планировалось. Просто мой дом ближе к полицейскому участку, а ты, по-моему, не очень хотел ждать, — заметила Эмма выгнув бровь.
Голду почти удалось искренне изумиться:
— Я? Хочу напомнить, что я зашёл в участок по делу и как-то не рассчитывал, что ты на меня набросишься.
— Ладно, ладно. И всё же я по-прежнему считаю, что это твоя вина, — пробормотала Эмма, расхаживая по комнате.
— Да неужели?
Она прищурилась:
— Этот все твой чёртов костюм! Ты прекрасно знаешь, как он на меня действует!
На Голде был чёрный костюм с рубашкой в чёрно-белую клетку и чёрным же галстуком. Он выглядел точно так же, когда они впервые встретились. Голд прекрасно знал, что это её любимый костюм. И наверняка, отправляясь в участок, специально его надел. Возможно, у него действительно был повод, чтобы прийти, но и на приятное дополнение он тоже явно рассчитывал.
— Я не понимаю, о чём ты, — пожал плечами Голд.
Эмма, не сдержавшись, бросила в него полотенцем. Он с легкостью поймал его и ухмыльнулся.
— Ты самодовольная сволочь, — фыркнула Эмма. Голд рассмеялся. — Да, и что касается костюма, мне жаль, что он испорчен, —она подмигнула.
— Не беспокойся, дорогая. Я думаю, немного магии — и всё поправимо.
Голд махнул рукой, и костюм высох.
— Позёр, — фыркнула Эмма, одеваясь.
Голд дал ей надеть бельё, а затем подошёл сзади и положил ладонь ей на плечо, а другой рукой отвёл волосы с шеи и мягко коснулся губами кожи
— Ты же знаешь, если ты хочешь овладеть магией, тебе надо только попросить, — сказал он, целуя её за ухом.
— Да… — выдохнула она, почти не вслушиваясь в его слова, и склонила голову набок, подставляя Голду шею, словно умоляла продолжать.
Повернувшись к нему лицом, Эмма обняла его одной рукой, положила другую ему на грудь и притянула к себе. Её одежда уже валялась в полном беспорядке на полу возле ног. Голд нежно целовал её в ответ, крепко обнимая и прижимая ещё сильнее.
Не прерываясь, Эмма подталкивала Голда в сторону кровати, пока край не упёрся ему под колени. Он опустился на постель, утягивая Эмму с собой. Та сразу же оседлала его и, продолжая целоваться, упёрлась ладонями ему в грудь.
Голд медленно провёл ладонями по её телу и приобнял Эмму за талию. На этот раз в его поцелуе не было жадного нетерпения или похоти — только страсть. Голд не мог припомнить, впивался ли он когда-нибудь в чьи-то губы столь же жарко, как сейчас. Это одновременно настораживало и возбуждало.
Голд с неохотой перехватил руки Эммы, гладившие его грудь. Та оторвалась от его губ и посмотрела в глаза, вопросительно приподняв бровь.
— Как бы мне ни хотелось продолжить, дорогуша, если мы зайдём слишком далеко, я не в силах буду остановиться, — предупредил Голд.
— И что в этом плохого? — удивилась Эмма, забыв на мгновение, что внизу её родители готовят ужин.
— В общем-то, ничего, но я не думаю, что твои мама с папой будут рады слышать твои… — он не договорил, давая ей самой закончить эту мысль.
— Хмм… Ох, правда… Я на секунду… забыла, что Маргарет и Дэвид готовят ужин. Проклятый дождь! — воскликнула Эмма и слезла с Голда, чтобы одеться.
Выглянув за дверь, она увидела Мэри Маргарет, которая как раз собиралась постучаться к ним.
— О-о! — удивленно воскликнули они в унисон.
— Ужин готов. А вы, похоже, потеряли счет времени, — весело заявила Мэри Маргарет.
Голд потёр шею, отворачиваясь от понимающего взгляда мисс Бланшард.
— Мы как раз думали спускаться, — Эмма изо всех сил старалась скрыть смущение и выглядеть невозмутимо. — А что ты приготовила?
— Спагетти.
— Чудесно.
Вниз они отправились втроём. Голд шёл последним, а спустившись, тут же встретился взглядом с Дэвидом. Судя по выражению лица, тот никак не мог выбрать: то ли прибить Голда на месте, то ли по возможности проявить гостеприимство. От этих противоречивых мыслей его лицо застыло в странной гримасе.
Голд направился к нему, стараясь, чтобы его улыбка не походила на ухмылку. Конечно, это было легче сказать, чем сделать, но ему удалось. Вполне.
— Дэвид, — поздоровался он, протягивая Нолану руку.
— Голд, — на удивление мирно ответил Дэвид, обмениваясь с ним крепким рукопожатием.
Оба мерили друг друга взглядами, сжимая руки чуть сильнее и дольше, чем следовало. Никто не хотел отступать первым. Голд не пытался продемонстрировать Дэвиду свою силу: его просто забавляло, что Прекрасному явно неприятна сложившаяся ситуация, и циничная сторона его натуры не позволяла прервать рукопожатие.
— Парни, если вы закончили, я начну накрывать на стол, — вмешалась Мэри Маргарет.
Дэвид отпустил руку Голда, чувствуя себя неловко под осуждающим взглядом жены.
— Позвольте вам помочь, — предложил Голд.
— Вы уверены? Я не хочу, чтобы вы перенапрягали ногу, особенно после того, как столь долгое время обходились без трости, — Мэри Маргарет усмехнулась не хуже него, и теперь Голд точно знал, в кого пошла Эмма.
— Ох, благодарю за беспокойство, мисс Бланшард, но моя нога может выдержать гораздо больше, чем кажется… не так ли, Эмма? — вернул он удар.
Эмма залилась краской. Поскольку Голд стоял рядом с ней, она бы могла пихнуть его локтем в бок, однако сдержалась. Быстро взяв себя в руки, она бросила на него красноречивый взгляд, давая понять, что позже он за это заплатит. Хотя, зная Голда, можно было предположить, что это только сильнее его заводит.
— Ну что ж… — Мэри Маргарет указала на блюда, которые следовало поставить на стол. Голд взял одно из них, а Дэвид — остальные.
Большая часть ужина прошла в тягостном молчании, нарушаемом лишь звоном столовых приборов и звуком втягиваемых спагетти.
Даже Голд, казалось, обуздал свой сарказм, сидя напротив Дэвида и Мэри Маргарет. Он ел молча, не отпуская ни нахальных замечаний, ни шуточек, пока остальные переглядывались. Особенно Дэвид и Мэри Маргарет.
— Итак, каковы ваши намерения относительно моей дочери, мистер Голд? — наконец нарушила тишину Мэри Маргарет
Эмма уронила вилку на тарелку, а Голд замер с макарониной во рту. Опомнившись, он поспешно её втянул и слегка закашлялся. Эмма выразительно сверкнула на мать глазами, давая понять, что не особо рада её остроумию.
— Ради всего святого, расслабьтесь, — досадливо вздохнула Мэри Маргарет. — Мы взрослые люди и можем вести себя соответственно, не так ли? Я имею в виду, что делилась с тобой подробностями своей личной жизни, — добавила она, кивнув Эмме.
— Да, но тогда мы разговаривали как подруги, а не как мать и дочь, — уточнила Эмма таким тоном, будто объясняла ребёнку, что дважды два равно четырём.
— Тем не менее, — возразила Мэри Маргарет, возвращаясь к ужину.
— И как долго это продолжается? — спросил Дэвид, который после всех предостерегающих взглядов Мэри Маргарет, казалось, стал спокойнее.
Голд и Эмма переглянулись, пытаясь вспомнить, когда же это всё началось.
— Эээ… где-то около месяца, я думаю, — пожала плечами Эмма и посмотрела на Голда, ожидая от него подтверждения.
— Да, около того.
— И вы не собирались нам рассказывать? — уточнил Дэвид.
Хотя он и не выглядел особенно расстроенным из-за того, что его не поставили в известность, но продолжал играть роль заботливого отца.
— Пожалуйста, я взрослый человек и могу делать что угодно и с кем угодно, — заявила Эмма с лёгкой усмешкой.
Мэри Маргарет фыркнула.
— Что я говорила! Мы все давно взрослые люди, и как взрослые можем спокойно об этом поговорить, — торжествующе сказала она.
Голд, прищурившись, посмотрел на Эмму и усмехнулся. По его виду можно было предположить, что он борется с желанием схватить её на руки и поцеловать. И, скорее всего, так и было. Но он сдержался, только коснулся её ладони и подмигнул.
В ответ она сжала его пальцы, и тут дверь распахнулась, и вошёл Генри. Он, казалось, был немного озадачен, увидев сидящую за столом компанию. А заметив Голда, приятно удивился и спросил:
— Мистер Голд, что вы здесь делаете?
— Твоя мама… — Эмма всё-таки ткнула его локтем в бок, предостерегая, — …пригласила меня на ужин, — он кашлянул, потирая ушибленное место.
К счастью, Генри не видел, что Голд получил за своё высказывание. И Дэвид тоже. Зато заметила Мэри Маргарет — и едва подавила смешок.
— А-а-а, — протянул Генри и как ни в чем не бывало занял место во главе стола между Мэри Маргарет и Эммой. — О, вы ещё не ели десерт? — спросил он, кивнув на пустые тарелки перед ними.
— Ещё нет, — ответила Мэри Маргарет. — Кто хочет сладкого? Да, и под десертом я имею в виду десерт.
Она лукаво взглянула на Эмму с Голдом.
— О, я думаю мне уже достаточно сладкого на сегодня, — улыбнулся Голд, поднимаясь из-за стола. — Пожалуй, мне пора домой.
— Я отвезу тебя обратно к участку, к твоей машине, — Эмма тоже поднялась.
— Не торопитесь, — Мэри Маргарет подмигнула Эмме.
Эмма только головой покачала.
— Я быстро, — бросила она и вместе с Голдом направилась к двери.
Как только они оказались на лестнице, она схватила Голда за руку и решительно направилась вниз. И лишь оказавшись на улице, попыталась охарактеризовать ситуацию.
— Это… это было… — подбирала она слова.
— Интересно, — подсказал Голд.
— Да, пожалуй.
— Могло быть и хуже
— О да, безусловно, могло быть хуже, — согласилась Эмма и, представив себе это «хуже», невольно содрогнулась.
— Знаешь, если забыть об обстоятельствах, — кивнул Голд, — я даже рад, что это больше не секрет.
Они остановились возле его машины.
— Правда? — его слова приятно удивили Эмму.
— Да, — Голд наклонился и поцеловал её.
Это был целомудренный поцелуй. Но не менее приятный, чем все остальные.
— Спокойной ночи, Эмма.
— Спокойной ночи, Голд.
Голд вылез из её машины, пересел в свою и отправился домой.




@темы: Голд, Эмма, голденсвон, фанфик

   

Приют любителей Голденсвона

главная