Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:35 

Фик. Закон моря.

Otty80
Только смерть превращает жизнь в судьбу.
Название: Закон моря
Автор: Ieyre
Переводчик: Otty80
Персонажи: мистер Голд/Эмма Свон
Рейтинг: G
Жанры: гет, драма
Отказ: герои принадлежат АВС
Размер: мини
Статус: закончен
Описание: - Зачем вам это?
- Я должна спасти своего сына.
Прерывающийся смех, окрашенный мучительной иронией, отскакивает от стен тысячей отзвуков.
- Вы думаете, что магия способна спасти его?



Глава 1.
Эмма: проклятие.

Взаимодействие с Крюком - она бы не назвала это общением, во всяком случае, не применительно к этому парню, который называет всех подряд "приятелями" и поминутно готов воткнуть в вас шпагу, - не наталкивало ее на мысль о том, что он сентиментален.
И поэтому портрет показался ей неуместным в элегантной, но безликой каюте капитана.
Помятый, пожелтевший, потрепанный по краям, с любовью хранимый под стеклом портрет женщины. Ее потянуло к нему, и она подступила ближе, а в памяти всплыла его татуировка.
Мила.
Имя обожгло Эмму, заставило отступить в буквальном смысле слова. Она терпеть не могла, когда кто-то пытался влезть в ее прошлое, поэтому, общаясь с Крюком, всегда сводила вопросы к минимуму.
Так было легче.
Рисунок окормляла бархатная рамка, его окружало благоговение. Любопытство победило в Эмме колебания, и она вновь наклонилась к нему.
- Превосходное сходство.
Голос Голда заставил Эмму подскочить. Ее всегда поражало, как пожилой человек с тростью умудрялся так бесшумно передвигаться по кораблю.
С тех пор, как они попали на борт, они почти не разговаривали.
Сейчас она услышала шаги человека - обычно такие четкие, сопровождаемые ритмичным, как тикание часов, постукиванием трости,- чья походка стала бессмысленной и замедленной. Шаги человека, утратившего цель. Он постарел, теперь, когда он шел через каюту Крюка, она услышала это. Эмме захотелось заглянуть ему в глаза, чтобы увидеть, права ли она. По глазам возраст прочитать легче всего.
Он остановился где-то позади нее, близко, так, что она слышала его ровное дыхание. В каюте им больше не на что было смотреть, кроме помятого портрета - хранителя памяти.
- Он прекрасен.
- И верен. Это автопортрет. У художника не было специальной подготовки, но она обладала талантом видеть вещи такими... какие они есть.
- Это Мила, да?
- О, да.
Он наклонился вперед, внимательно рассматривая рисунок, отдавая должное тонкости работы.
- Для вас потртет имеет особое значение.
- Почему это?
- Она - бабушка Генри.
Эмма мгновенно поняла, что это такое - удар в сердце.
- Мама Нила?
Он кивнул. Она осознала, что с того момента, как он вошел в каюту, он не сводил взгляда с рисунка.
Эмма вновь взглянула на портрет,
- Люди часто говорили, что Бэй пошел в нее.
Она смотрела на брови, на спутанные темные волосы, на выражение глаз, которые, казалось, смотрели мимо нее и Голда, заглядывали за пределы этой неестественно маленькой каюты.
Нил всегда мечтал о замкнутом пространстве и теплой пище. Скромные, домашние мечты.
- Мне кажется, он был больше похож на вас,- в конце концов ответила она.
Был. Прошедшее врмя. Она еще не говорила с Голдом о Ниле. И сейчас не хотела.
Он вздохнул.
- Тем хуже.
Она отвела взгляд от портрета и посмотрела на него, чтобы задать вопрос, на который уже знала ответ.
- Вы на самом деле убили ее?
- Да.
Признание в том, что он убил мать своего ребенка, должно бы шокировать ее, но его полная откровенность потрясла ее сильнее.
- Вы же задали этот вопрос не для того, чтобы поговорить о моей покойной жене.
- Э...нет, не для этого. Поговорить о другом.
Она откидывает все остальное, чтобы сосредоточиться на главном. Она всегда умела это. Сосредоточенность, тоннельное видение- это то, что помогает, дает тебе что-то ценное. А дороже Генри ничего в ее жизни нет.
- О магии. Раз мы плывем в Неверленд, я должна быть подготовлена. А это не так. Теперь я это знаю.
- Вы поняли это, побывав в Зачарованном лесу?
- Я пыталась застрелить огра,- кратко ответила Эмма. - Из пистолета.
- Ясно. - И вот она уже перебрасывается мячом с человеком, который последние двести лет заключал только выгодные для себя сделки. - Что же, мисс Свон, должен признаться, я удивлен, что вы не обратились к Регине. Матери, объединенные поиском...
- Я так и сделала. Она послала меня к вам. - Ее следующие слова заставили его чуть улыбнуться. - Она сказала, что вам все равно больше нечем заняться.
- Классическая фраза. А королева предупредила вас о моей склонности преследовать собственные потаенные мотивы?
- Да. Но Регина не знает, что привело вас на борт Роджера. А я знаю.
Тепеь он встретил ее глаза, внимательно, изучающе всмотрелся в нее, пытаясь понять что ею движет- такова ведь его обычная тактика , насколько она поняла. Выжидать и изучать, убеждать других взвалить на себя все тяготы - вот так поступал Голд. Ее удивило, что в конце концов он перевел взгляд обратно на портрет, словно и не слышал ее слов.
- До того, как она сбежала с Крюком, мне и в голову не пришло бы поднять руку на свою жену, - Эмма больше не слышала его дыхания, что-то нечеловеческое проступило в нем. - Это не было похоже на меня. Но и заставить себя сражаться за нее я не мог. Но, когда я вновь увидел Милу- это произошло после того, как я стал Темным магом, после того как потерял Бэя, - я обладал магией. Я обладал властью. Впервые в жизни я чувствовал, что ничто не могло причинить мне боль, а если это и произойдет, я отвечу в десять крат более сильным ударом. И потому, когда она сказала, что никогда не любила меня, это оказалось так просто сделать - вырвать сердце из ее груди и раздавить его в прах.
- Почему вы говорите мне это?
- Вы должны понять. - он пересек каюту и уселся в массивном кресле с высокой спинкой. Визуальный эффект оказался не менее пугающим, чем его признание. - Вы должны осознать колоссальность того, за что вы беретесь.
Она промолчала, и он внимательно, задумчиво взглянул на нее, совсем как консультант по выбору профессии в старших классах.
- Вы обсуждали это с родителями?
- Мне не нужно их разрешение.
- Значит, нет.
Она подняла единственный незакрепленный предмет в каюте - пресс-папье - и подумала, что бы он предпринял, запусти она эту штуку ему в голову.
- Почему это так важно?
- Ваши мать и отец готовы вступить в Неверленд без помощи магии. - Он был так спокоен, говорил так разумно, что в Эмме закипело бурное раздражение. Ей уж точно не нужны его советы о жизни. - Но не вы. Почему?
- Я видела, как Мэри Маргарет попала стрелой в глаз орга, и, насколько я поняла, Дэвид отлично владеет саблей.
- Этот навык он передал вам, и вам несложно будет овладеть им.
Она встала прямо перед ним, ее стальной взгляд скрестился с невозмутимыми карими глазами.
- Слушайте, я принесу куда больше пользы, если у меня будет припрятан в рукаве козырь. Например, магия. Так что либо вы соглашаетесь обучить меня, либо мы оба остаемся здесь до тех пор, пока вы не согласитесь.
- Вижу, вы настроены решительно.
Он спокойно выбрался из кресла и прошелся взад и вперед по каюте. Он либо размышлял, либо давал ей время для размышлений.
- Есть один вопрос, который я задаю всем, кого обучаю, точнее, я прошу их задать этот вопрос себе. От вашего ответа зависит, стану ли я обучать вас или нет.
- Что вы хотите знать?
Румпельштильцхен прервал напряженный шаг - остановился так резко, словно сломался автомобиль. Он замер перед портретом своей мертвой жены.
- Зачем вам это?
- Я должна спасти своего сына.
Прерывающийся смех, окрашенный мучительной иронией, отскакивает от стен тысячей отзвуков.
- Вы думаете, что магия способна спасти его?
Сейчас он весь - сплошная боль, прикрытая яростной вежливостью, и ей хочется схватить его и трясти, пока он не освободится от того, что преследует, терзает его ( и ее тоже).
- Если вы не верите в это, то почему, черт возьми, вы на корабле?
Он моргнул и промолчал; она знала, что загнала его в угол и ему нечего ответить, и осознание этого доставило ей удовлетворение, гораздо большее, чем когда она ударила Регину или вырубила Тамару. Если ей удастся одолеть его, то она сделает это не ради простого удовольствия.
Его уважение станет для нее капиталом.
- Есть еще кое-что, что я хочу знать,- он молчаливо отказался от оспаривания ее предыдущего утверждения. - Что вы чувствовали?
- Что именно вы..?
- Когда накладывали охраняющее заклинание, когда помогали Регине. - он провел в воздухе рукой. - Магия. Скажите мне откровенно.
Она не колебалась.
- Мне понравилось.
По его глазам она прочла, что выиграла сражение.
- Начинается всегда с этого,- проговорил он.
Наверное, все- таки она не выиграла.

***

Ее родители действительно неодобрительно отнеслись к их уговору, он оказался прав, да и неудивительно, ведь он знал их, по - своему, гораздо лучше нее. Дэвид видит в ней свою маленькую принцессу. Это причиняет ей боль, раздражает ее, потому что в глубине душе она так сильно желает именно этого. Мэри Маргарет видит в Эмме себя, она боится, что Эмма пойдет по ее пути. Во время их занятий все, что видят ее родители, - это Темный маг, и Снежку с Принцем пугает сама мысль о том, что он может передать их дочери частичку себя.
А она видит только папу Нила.
Нил - константа, неразрываемая и неупоминаемая нить между ними. Отец, мать и Регина напоминают ей о том, для чего они вообще поплыли на корабле, но Нил - это ее тайна, которую она ревностно охраняет, могильный камень в глубине ее сердца. Только Голда допускает она в свое горе, потому что он - единственный, кто знает, кого они потеряли. А Крюк горюет по Нилу из-за его матери, ее родители - ради нее.
Лишь она и Голд любили его. Просто его.
Он не навязывает ей свое участие. Ей это нравится, она сама такая. Это позволяет ей отдохнуть от непреклонного сочувствия Мэри Маргарет и Дэвида. Они хотят помочь ей, они считают, что если она заговорит о том, что произошло, ей станет легче, но Эмма знает, что если она произнесет эти слова вслух, то они лишь скрепят, словно цементом, наполняющую ее беспомощность.
Голд постепенно меняется. Он говорит с ней меньше и уже не так размыто. Во время их уроков он так часто повторяет ей про " основные правила", что она начинает мечтать о магнитофоне.
- Ладно,- огрызается она после сотого повторения ("Мышки сушек насушили..., да сколько ж можно!"). - Я запомню о пределах магии, остудите свой реактивный двигатель, Оби-Ван.
Голд озадачено нахмурился. Озадаченность - слишком мирное состояние, ему оно не подходит. Он настолько привык к сверхобычному, что все начинают нервничать, когда что-то удивляет его.
- Как вы меня назвали?
В эти дни она не смеялась, но его растерянность почти смогла бы вызвать ее улыбку.
- Что? Вы не видели "Звездных войн"?
Нилу они не нравились. Ему вообще не нравилось все то, что не было закреплено в " твердой реальности", но она все же затащила его как-то в толедский кинотеатр. После этого она неделями подшучивала над ним, заговаривала о его страхе, потому что во время одной из драматичных сцен он до онемения сжал ее руку.
("Кажется, это пришлось слишком близко к больному месту, Эм", - отшутился он, но глаз на нее не поднял.
"Да ладно тебе, Нил. Я бывала в дрянных приютах, но уж точно не поверю, что твой отец хоть вполовину так плох, как Дарт Вейдер".)
- Вообще-то нет.
Похоже, проклятие не озаботилось тем, чтобы внедрить в шотландского ростовщика фальшивые воспоминания о поп-культуре. И вообще, они считай что жили в фэнтезийном фильме, кому тут нужна голливудщина?
Когда они вернутся домой, она сводит Генри на рыбалку.
- Это фильм, а Оби-Ван - персонаж. Он учит главного героя обращаться с Силой. В ее основе лежит магия. В их мире.
- И я... похож на этого человека?
- Не слишком. Он был хорошим парнем.
Уголки его рта поднялись в подобии улыбки.
- Понимаю, где сходство нарушено.
- Я просто ощущаю себя как будто последним из джедаев или чем-то в этом роде.
Он вновь вопросительно взглянул на нее.
- Ну будто я последний человек, который услышит от вас обо всем этом.
- Возможно, так и есть.
Она вытянула руки и оперлась на перила.
- Я считала раньше, что в этом мире есть три неизменные величины. - Она зевнула. Корабль был слишком мал, и единственное, в чем она нуждалась сильнее, чем в душе, это в пробежке. - Смерть, налоги и тот факт, что вы нас всех переживете.
- Действительно, есть три неизменные величины: прошлое, будущее, а еще - наша неспособность измениться.
Его тусклый голос заставил ее похолодеть.
- Вы правда так считаете, да?
- Я это знаю.- Он глубоко втянул в себя соленый воздух. - Что случилось с этим...Оби-Ваном, после того, как он обучил героя?
Она отпустила перила и встала возле него.
- Он погиб. Пожертвовал собой, чтобы остальные могли спастись.
- Звучит непохоже на меня.
Она знает его. Не как ее родители или Регина- но она знает это выражение. Эмма видит в Голде гораздо больше Нила, чем может выразить, ведь слова, и имена, и сделки- это его область, не ее. Но она узнала эту твердую решимость взгляда так же хорошо, как собственное лицо.
Это было последнее, что она увидела, когда Нил отпустил ее руку.
- Нет. Совсем непохоже.




@темы: фанфик, Эмма, Румпельштильцхен, Голд, Генри

Комментарии
2013-12-28 в 21:58 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Огромное Вам спасибо за перевод!
К середине я сообразил, что читал фанфик через гугл-переводчик... :shuffle2: И тогда он показался мне очень простеньким... Но у Вас получилось очень красиво перенести его на русский язык :love:

2013-12-28 в 22:12 

Otty80
Только смерть превращает жизнь в судьбу.
Сын Дракона, пожалуйста)) Очень рада, что текст понравился!
"получилось очень красиво перенести его на русский"
Спасибо!

2014-03-14 в 17:46 

Сэфэс (Ирчи)
Вдохновение. Это когда забываешь обо всём на свете…Что-то вроде склероза.(с)
Спасибо, автор)))
Очень тепло и порадовали "Звездные войны"

2014-03-24 в 01:04 

Otty80
Только смерть превращает жизнь в судьбу.
"Спасибо, автор)))
Очень тепло и порадовали "Звездные войны""

Сэфэс (Ирчи), пожалуйста!

   

Приют любителей Голденсвона

главная